dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Милева Марич как подруга и жена Эйнштейна. Часть 1.

Работа Олега Акимова о Милеве Марич по объёму равна книге средних размеров, поэтому она никак не могла поместиться в одну запись ЖЖ.
Мне пришлось ее разбить на три части, я хотел сохранить и весь текст и все фотографии этой работы.

Олег Акимов

Милева Марич как подруга и жена Эйнштейна

Mileva Maric 1896

Милева Марич в возрасте 21 года (1896), когда она
отправилась из своего дома в Новом Саду учиться в Цюрих.

До 1987 года личность первой жены Эйнштейна, Милевы Марич, никого особенно не интересовала. Но после того, как выяснилось, что она принимала самое деятельное участие в написании всех основных работ мужа, интерес к ней резко возрос.

«По словам эйнштейноведов Роберта Шульмана и Юргина Ренна, — пишут Картер и Хайфилд, — Милеве были "в высшей мере присущи уверенность в себе и независимость, дисциплинированное отношение к занятиям и здоровое отсутствие излишнего почтения к авторитетам"» [1, с. 59].

Это был человек крайне целеустремленный и волевой, ищущий свой путь в естествознании. «Ее биограф Дорд Кршич рисует себе такую картину: муж и жена при свете старинной лампы вместе работают до глубокой ночи. Он полагает, что Милева занималась научной работой вместе с Эйнштейном "спокойно, скромно и незаметно для глаз людских". Широко известно, что Эйнштейн говорил друзьям: "Математическую часть работы за меня делает жена"» [1, с. 151].

На мой взгляд, существовала асимметрия в их совместном интеллектуальном труде. Еще в гимназии Марич «блистала по математике и физике»; на выпускных экзаменах по этим двум предметам «ни у кого не было лучших отметок, чем у нее» [1, с. 52]. По окончании гимназии она выбрала высшее учебное заведение для продолжение учебы, где готовили будущих преподавателей этих дисциплин, хотя в то время женщины не могли так свободно, как сегодня, посвящать себя точным наукам и вынуждены были подыскивать для себя другие занятия.

Известно, что Милева прекрасно умела производить алгебраические вычисления и неплохо ориентировалась в аналитической механике. По этим предметам она затем давала частные уроки. Две ее ученицы, Майя Шукан и Гертруда Каппелер, оставили о ней самые теплые и трогательные воспоминания, как об очень «мягкой в обхождении, корректной, очень добросовестной, но требовательной преподавательнице» [1, с. 302], «приветливой и симпатичной даме», которая «терпеливо и необычайно четко излагала основы алгебры и математики вообще»; «благодаря ее помощи все сложное становилось простым» [1, с. 303].

Альберт Эйнштейн 1900

Альберт Эйнштейн в возрасте 21 года (1900), когда он закончил Политехникум.

Но в студенческие годы ей не давалась начертательная и проекционная геометрия, где требовались навыки работы с наглядными представлениями, она испытывала страх перед этим предметами и имела по ним низкие оценки. Помимо физико-математических дисциплин ее привлекала еще одна очень популярная тогда область знаний — психиатрия, так что сначала она поступила на медицинский факультет Цюрихского университета, на котором впоследствии будет учиться ее сын Эдуард. Проучившись там первый семестр, она все же решает бросить его и перейти на физико-математический факультет Цюрихского Политехникума.

Это было швейцарское высшее техническое заведение международного класса, готовящее инженеров-электриков, то есть наиболее востребованных технических специалистов того времени (сейчас оно называется Eidgenossische Technische Hochschule — ETH). Однако диплом об окончании этого довольно престижного образовательного учреждения позволял преподавать в средней школе, на что, собственно, и рассчитывала Милева Марич, выбрав профессию учительницы. Тогда она была единственной девушкой-студенткой и пятой за всю историю Политехникума (первая появилась в 1871 году и прибыла, между прочим, из Москвы). Не забудем также, что «Милева стала одной из первых девочек в Авторо-Венгерской империи, которая сидела в школьном классе вместе с мальчиками-сверстниками» (Kristic). Это, конечно, о многом говорит.

Имя Милевы Марич после 1920 года не произносилось в присутствии Эйнштейна, дабы его не раздражать; про нее забыли почти так же надежно, как и про его первую дочь Лизерль. Информация о жене либо отсутствовала, либо носила сильно искаженный характер. Однако не может человек, проживший с Эйнштейном душа в душу свыше 15 лет не оставить никаких следов и они отыскивались. Придворные биографы, упоминали о ней в нескольких словах чаще негативного содержания, хотя всякому здравомыслящему человеку было понятно, что здесь скрывается какая-то тайна. Но чем ближе к нашему времени, тем больше и больше правдивой информации появляется о Милеве.

NoviSad Maric Zurich

Коллаж: 1896 год, переезд Милевы Марич
из сербского города Новый Сад (слева)
в швейцарский город Цюрих (справа).

В 1930 году по просьбе самого Альберта Эйнштейна Рудольф Кайзер (муж Ильзы Эйнштейн, дочери второй жены Эйнштейна, Эльзы Левенталь) под псевдонимом Антон Рейзер издал хвалебно-угодливую и во многом лживую биографию «гениального ученого», в которой имя Милевы Марич упоминается всего один раз в связи с первым браком героя. Не лучше по своей «правдивости» биографии, написанные Бэнешем Хофманом при участии Элан Дюкас [3], Б.Г. Кузнецовым [4] и т.д. Маргарет Маурер цитирует выдержки еще из двух биографий, Филиппа Франка [5] и Карла Зелига [6]. Франк написал: «Если он [Эйнштейн] хотел сообщить ей, как коллеге, волновавшие его идеи, ее реакция была настолько скудна и слаба, что он часто совершенно не понимал, интересовалась ли она этим или нет» [5, с. 44]. По его словам, она была «свободомыслящим человеком с прогрессивными убеждениями», [9, с. 95], но «не обладала в сколько-нибудь сильной степени способностью войти в близкий и доставляющий удовольствие контакт с окружением. ... В характере Милевы присутствовало нечто тупое, резкое и непреклонно суровое», [9, с. 96].

Франк явно сгустил краски: неприветливость в моменты первого знакомства у нее, очевидно, была, но ничего «тупого» и «резкого» не было, особенно, в молодые годы. Может быть, в зрелом возрасте, когда Эйнштейн стал ей изменять, у нее в характере появилось что-то «непреклонно суровое», но в студенческие годы она отличалась застенчивостью, скромностью и непритязательностью. Ее биографы (Трбухович-Гжурич, Маурер и др.) отмечают, что она бала доброжелательна, мила и вполне привлекательна, как женщина. Если она сумела влюбить в себя такого павлина, каким был в молодости Альберт, с этим, пожалуй, можно согласиться. О высоте градуса их чувств говорят десятки писем, которыми они обменивались.



Austria-Hungary, Novi Sad, Titel, 1867 – 1918

Карта Австро-Венгерской империи, которая существовала в период правления Габсбургов (1867 – 1918). Союз двух монархий был создан для обуздания поползновений к независимости целой дюжины недружественных друг к другу народов. В основном он держался за счет договоренности просвещенных элит австрийских немцев и венгерских мадьяров. В 1878 году к этому Союзу конституционно присоединилась Босния и Герцеговина. Этому примеру последовали многие другие страны. Перед Первой мировой войной империя насчитывала 53 млн. человек, которые проживали на территории 676.615 кв. км. По величине и численности Австро-Венгерия была третьим государственным образованием после России и Германии. В него целиком входили нынешние государства: Австрия, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, а также части Италии, Украины, Сербии, Польши, Румынии и Черногории. В исчезнувшей империи были два города, особенно тесно связанные с именем Милевы Марич. Это — Тител (Titel), где она родилась, и Новый Сад (Novi Sad), где она провела детские и молодые годы.

Аналогично читаем у Зелига: «Без Эйнштейна, вероятно, она никогда бы не приобрела выпускное свидетельство. Ее туповатая медлительность часто делали ее учебу и жизнь безрадостной. Милева казалась окружающим мрачной, неразговорчивой и неприветливой» [6, с. 52-53]. «Движимая жаждой знаний, — пишет Зелиг, — она приехала в Швейцарию, чтобы поступить в Федеральное высшее политехническое училище и получить специальность учительницы. Она была достаточно способным человеком, но математическим дарованием не обладала» [6, с. 45]. Последние слова, сказанные здесь, несправедливы в отношении Милевы. Она, конечно, звезд с неба не хватала, но если сравнивать ее математические способности со способностями Альберта, то последний окажется в проигрыше. Из всех старых выпущенных до 1987 года биографий более или менее адекватное понимание роли Милевы представил Петр Мичелмор. В 1968 году он написал: «Милева помогала ему [Альберту] в решении определенных математических задач, хотя во время творческой работы никто не помогал ему в выдвижении новых идей» [10, с. 54].

Герб города Нови Сад

Герб города Нови Сад

Откуда взялись такие дискриминационные оценки, сказать несложно: при отсутствии достоверных фактов о Милеве все названные биографы исходили из ложных представлений о ее личности. Точнее даже так: они брали за основу ту личность, которая рисовалась в родственном кругу Эйнштейна после его развода с первой женой. Особенно сильно Милеву ненавидел и презирал, прежде всего, сам Альберт, затем его мать, Полина, и, наконец, вторая жена, Эльза. Они исказили портрет бескорыстной помощницы «гения» до полной противоположности при молчаливом согласии ее сына, Ганса Альберта, и других родственников.



Карта Сербии с краем Воеводина на севере (он затемнен и выше дан крупно), где с издревле проживал наиболее воинствующий народ Европы. Этот край сначала входил в состав Венгрии. Отец и брат Милевы Марич как подданные Венгрии служили в Австро-Венгерской армии. Затем Воеводина перешла под юрисдикцию Сербии. Сегодня Маричей считают сербами, хотя род их издавна проживал в Новом Саду, а значит, принадлежал венграм.

Впрочем, кроме Эйнштейна, все остальные, включая Ганса-Альберта, практически не знали правды. В этом смысле создавшаяся ситуация с теорией относительности схожа с ситуацией, возникшей с психоанализом Зигмунда Фрейда: он тоже помалкивал относительно источника идей, которым на первом этапе служила Берта Паппенхейм. И Карл Юнг ничего не рассказал о Сабине Шпильрейн. С психологической точки зрения ситуация здесь вполне прозрачна. В нашем случае она означает следующее: именно потому, что Милева сыграла ведущую роль в генерации первых «эйнштейновских» идей, в дальнейшем эта ее роль демонстративно принижалась почитателями отца-основателя новой религии. Далее мы расскажем более подробно о семье и жизни Милевы Марич (это сербское произношении фамилии, по-венгерски фамилия звучит Марити).

*
*   *

Отец Милевы, Милош Марич (Milos Maric, 1846—1922), происходил из очень порядочной, но небогатой семьи крестьянина. Семья была не в состоянии дать ему хорошее образование, возможно, поэтому он страстно желал, чтобы его дети получили достойное образование. «Как руководитель сербской читальни в городе, — пишут Картер и Хайфилд, — он с удовольствием встречался с молодежью и делился с ней своими воспоминаниями о военной службе. В этих случаях он, по словам одного из слушателей, держался по отношению к аудитории несколько снисходительно, по-отечески» [1, с. 50]. Но в повседневной жизни он был честолюбив, достаточно строг, горд, более того, надменен. У Ганса Альберта, напротив, сохранились о его дедушке впечатления как человеке добром, спокойном и ни минуты не сидящем без дела.

Milos Maric
Отец Милош Марич (Milos Maric, 1846 –1922)

В военную школу Милош Марич попал в 16 лет и следующие 13 лет провел в казармах и полевых учениях. Службу в армии он рассматривал как ступеньку в дальнейшей карьере. Благодаря своим незаурядным лингвистическим способностям, отец быстро продвинулся по военной службе. В январе 1876 года он получил должность служащего окружного суда Рума (Ruma), потом Вуковара (Vukovar), а в мае 1894 года пошел на повышение и возглавил надзирающую службу Верховного суда в Аграме (Agram, сейчас Загреб). Он строил дома и приобретал фермерские поля в Каче, Тителе, Беня-Луке и Новом Саду. Его любимый загородный дом в Каче, где он больше всего провел времени, был разрушен во время Второй мировой войны, но в остальных местах дома уцелели.

Новый Сад старый

Новый Сад старый

Новый Сад новый

Виды на Новый Сад — старый и новый

Военная карьера занесла Милоша Марича в крохотное селение Тител (Titel), что расположилось на реке Тиса (Tisa). Здесь он познакомился с Марией Ружич (Marija Ruzic, 1846—1935), родственники которой занимали высокое общественное положение в городе Новый Сад (Novi Sad). В 1868 году они сыграли свадьбу. Набожное семейство Ружич считало, что жена должна рожать детей и трудится по хозяйству, поэтому Мария ничему другому не училась. С помощью Марии и ее семейных связей Милош сделался зажиточным землевладельцем.

Семья Марич, фото 1885
Семья Маричей: Милева – крайняя справа, грудной ребенок на
руках у матери – Милош-младший; в центре отец и
его родственница; фото 1885 года.

Сначала у Марии родилось два ребенка, которые, однако, умерли в раннем детстве. Следующий ребенок, родившийся 19 декабря 1875 года, выжил, хотя и получил родовую травму — вывих левого бедра, повлекший хромату на всю жизнь. Это и была Милева, у которой в 1883 году появилась сестренка по имени Зорка. Впоследствии у нее обнаружилось какое-то серьезное психическое расстройство. Ее точное заболевание нам не известно, но впервые болезнь дала о себе знать вскоре после попытки ее изнасилования группой солдат в Хорватии. В 1885 году у Милевы появился братик, которого назвали в честь отца, Милош.

Дети: Милош, Зорка и Милева
Дети: Милош, Зорка и Милева,
фото около 1894 года.

Милош-старший души ни чаял в Милоше-младшем, мечтая, чтобы тот стал настоящим мужчиной. Брат Милевы получил медицинское образование и пошел служить армейским врачом в австро-венгерскую армию. Осенью 1916 году он «оказался военнопленным в России» [11, с. 154]. В 1917 году он дезертировал из армии, перешел на сторону врага, что явилось настоящим ударом для отца. Потом отец скажет, что сын умер для него, как умерли два младенца, родившиеся до него. Семь лет сын скрывался и отмалчивался, но после смерти отца объявился. В надежде, что брат приедет домой, Милева примчалась в Новый Сад. Увы, к ее глубокому разочарованию, брат так и не появился в доме (более подробно о его судьбе читайте в разделе Жизнь Милоша Марича, брата Милевы, в СССР).

Milos Maric 1885 – 1944
Милош Милошевич Марич (1885 – 1944), брат Милевы Марич,
профессор Саратовского медицинского института (ныне СГМУ).

В 76-летнем возрасте Милош-старший скончался от апоплексического удара, виной которому послужила безумная выходка Зорки (об этом подробнее рассказывается в конце раздела Смерть и вечная жизнь Милевы Марич). На смертном одре отец признался, что жизнь его была неудачной: два младенца умерли, Зорка сошла с ума, а Милош-младший его просто опозорил. И только дочь Милева, большая умница, была его гордостью. Он любил ее больше жизни и, конечно же, не пожалел на ее обучение ни денег, ни своего влияния в высшем обществе.

*Итак, Милева родилась за неделю до Рождества, 19 декабря 1875 года в селении Тител, расположенного на территории Воеводины — «края разбойников и повстанцев», как потом говорил Эйнштейн, который в те времена принадлежал Венгрии, а сейчас Сербии (см. выше пояснения к картам). С самого раннего детства она проявила поразительные способности к математике и языкам. Помимо этого, девочка увлекалась живописью и музыкой. Одна престарелая учительница сказала отцу: «Эту девочку надо беречь. Она — необыкновенный ребенок» [1, с. 51]. Родные ласково называли ее Мицой (Mitza). Этим прозвищем пользовался и Альберт в период их взаимной любви.

Милева Марич с подругами

Милева Марич (она слева) с подругами.

В то время ни в Германии, ни на территории Австро-Венгрии девочки редко учились в гимназиях, а тем более в высших учебных заведениях. Но у Милевы обнаружились выдающиеся интеллектуальные способности. Поэтому отец настоял, чтобы она получила достойное образование. Она окончила начальную народную школу (Volksschule), где училась в период с 1882 по 1886 год. Затем в 1886/87 учебном году закончила первый класс средней школы для девочек в Новом Саду. Ее одноклассница Елизавета Барако, вспоминает, что за высокие оценки и прилежание Милеву прозвали «наша святая» [1, с. 51]. Последующие классы она училась в гимназии Sremska Mitrovica, расположенной в окрестностях Рума. Это частное учреждение было оснащено химическими и физическими лабораториями, что позволило Милеве приобрести навыки экспериментатора. В гимназии, которую она закончила в 1890 году, она всегда получала только самые хорошие отметки, особенно, по математике и физике. Немало времени она уделяла изучению иностранных языков, особенно налегала на немецкий и французский [1], [7].



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments