dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Снова об эмигрантах и местечковости


На свое вынужденное еврейство, от которого он, бедный, так страдает, Пастернак жаловался отцу, сыну, кузину, кузине, а также многочисленным коллегам. Вот такая с ним приключилась страшная беда, говорил он: "вынужденное еврейство". Надоело, настрадались! Боролся сам с собой, давил в себе еврея, как Чехов - раба, все тщетно. Давишь, бывало, давишь, а потом глянешь в зеркало и видишь снова его, проклятого. Сизифов труд. Пытался выжигать каленым железом, но как выжжешь? Даже человеку, страдающему от "неправильного" пола, легче: он может поменять пол. А тут что делать? Самым логичным было бы отказаться от своего таланта, зарыть его в землю, но это уж дудки! Ренегат отказывается лишь от того, что мешает ему жить максимально комфортно, а вовсе не от того, что приносит ему деньги, славу и почитание жен и любовниц.

Это была всего лишь подпись к фотографии, хоть и чуть расширенная. Ну а теперь - начну.


Начну с эмигрантов, точнее, отношения виртуальных россиян к виртуальным эмигрантам.
Я пишу "виртуальных" потому что всякое бывает в Сети. Бывает, что блогер, который на самом деле живет в Курске представляет себя жителем города Финикс, Аризона, а скромный программист из Аризоны почему-то клеймит сваливших предателей от имени жителей Курска.
Кроме того, некоторые обличители эмигрантов, если им повезет, месяцами ошиваются в университетских кампусах далеко от Москвы.

Но я на этот раз не о блогерах буду вспоминать, а о Совести Нации, (разумеется с заглавной буквы оба слова), ее известных лидерах интеллигенции, не каких-нить прихвостнях Кровавого Режима, а непримиримых бойцах с режимом.
Эти борцы с режимом практически все в большей или меньшей степени по разным поводам не любят нас, эмигрантов.
И почему-то разоблачают нас за все подряд.
Прежде всего, за то, что убежали, вместо того, чтобы быть в рядах борцов, таких как они. Потом за шкурные соображения, искали где толще кусок колбасы.
И наконец, за наше бескультурье и невежество, за наш плохой изначально русский язык и склонность некоторых к графомании, желанию коряво писать на этом самом плохом языке. Особенно в последнем замечены те, у кого непонятно, Совестью какой собственно Нации они являются?
У Быкова, мама - русская, но вот папа подкачал. У Арбатовой - наоборот, подкачала мама. У Кабакова, оба родителя - неправильной нации, так же как и Улицкой, и т.д. и т.п.
Но все они ходят с крестами, кто на шее, кто - аж на пузе, соотвественно там крест - побольше, чтобы был виден на организме, так что условно можно назвать их "православной нации".

Разумеется, не могу не вспомнить моего любимого крестопузоносца, Дмитрия Львовича. Я недавно цитировал человека с характерной фамилией - Рабинович.
Он как раз о нем вспоминает, но как бы от имени самого Дмитрия Львовича:

Нью-Йорк знаменит тем, что в нем издаётся газета "Социалистический Житомир", в котором печатают мадам DD, названную мной сэром. Этой моей шуткой Нью-Йорк и знаменит. Я определяю направление, скорость, интенсивность литературного процесса, а также стоящие перед ним Цели и военные Задачи, а он пытается их выполнять.
Я и Мои Взгляды. Я и друзья Мои, ученики. Я - это молодость мира. Мы молоды и
талантливы. Задние перекликаются с передними.


Самого Быкова я в очередной раз цитировать не буду, я его уже нацитировал более чем достаточно раньше.
Прокомментирую, тем более, что Рабинович почти ничего в этой цитате не выдумал, Быков действительно все это говорил, в том числе и про "Социалистический Житомир".
И здесь нельзя не написать об одной претензии к пишущим эмигрантам, которая восходит не только к Быкову, а почти ко всем властителям дум с питерской или московской пропиской регистрацией. Претензии в "местечковости". Типа, они - властелины духа, а те, кто понаехал из житомиров, бобруйсков и конечно же одесс - местечковые.
К критике местечковых графоманов присоединяются и некоторые эмигрантские авторы, скажем, израильтянка Дина Рубина.
Не знаю, что ей сделали одесситы, но она на страницах своего романа выводит негодяя, который ее обидел, но подчеркивает, что он говорил "с тяжелым одесским акцентом". Все, кто говорит с акцентом, отличимыми от московского или питерского, для Рубиной уже на подозрении. Как правило, ее подозрение оправдывается, любой оттуда ей или уже сделал пакость или норовит сделать. Писательница, которая родилась, выросла и получила образование в столице Солнечного Узбекистана, очень столичная штучка.

Не совсем понятно, что такого ужасного Быков нашел в Житомире? Почему именно Житомир он использовал в своих обличительных строках.

В Житомире родились немало известных людей, нампример пианист Рихтер, отец советской космонатвики - Королев, мой однофамилец, гроссмейстер Дорфман, герой Гражданской Войны, Ян Гамарник, писатель Короленко.


А есть замечательный поэт, который соединяет в своей биографии сразу два "местечка" и Одессу, и Житомир:

Саша Черный (настоящее имя Александр Михайлович Гликберг) родился 1 октября 1880 года в городе Одесса. В семье провизора было 5 детей, двое из которых были Саши. Блондин и брюнет, «Белый» и «Черный». Так и появился псевдоним.
...
О судьбе Саши случайно узнал журналист и написал об этом статью, которая попала в руки крупного житомирского чиновника К. Роше.
Роше был растроган этой печальной историей, и взял юношу к себе в дом. Так Саша попал в Житомир.


Впрочем и уроженец Житомира Королев тоже имеет отношение к Одессе, здесь он получил среднее образование и впервые спроектировал летательный аппарат:

В 1917 году пошёл в первый класс гимназии в Одессе, куда переехали мать, Мария Николаевна Баланина, и отчим — Григорий Михайлович Баланин(1880—1956).
В гимназии учился недолго — её закрыли; потом были четыре месяца единой трудовой школы. Далее получал образование дома — его мать и отчим были учителями, а отчим, помимо педагогического, имел инженерное образование. Ещё в школьные годы Сергей интересовался новой тогда авиационной техникой, и проявил к ней исключительные способности. В 1922—1924 учился в строительной профессиональной школе, занимаясь во многих кружках и на разных курсах.
В 1921 году познакомился с лётчиками Одесского гидроотряда и активно участвовал в авиационной общественной жизни: с 16 лет — как лектор по ликвидации авиабезграмотности, а с 17 — как автор проекта безмоторного самолёта К-5, официально защищённого перед компетентной комиссией и рекомендованного к постройке.

Но "местечковость", это ужасное клеймо для пишущего человека в глазах быковых, арбатовых и иже с ними.
Лично для меня, любой властитель дум, который употребляет с пренебрежительным оттенком слово "местечковость" или "местечко" или сознательный или латентный антисемит. То, что среди таких много евреев, меня не убеждает, антисемитов среди евреев или полуевреев, не меньше, чем среди русских.
Последней фразой я положительно оцениваю именно русских, потому что это значит, что среди русских - антисемитов совсем немного. Ведь среди евреев тоже антисемиты не попадаются на каждом шагу, ну разве что в среде творческой интеллигенции, так их действительно много, включая и еврейских гениев. (Пастернак вне всякого сомнения был антисемитом, тому есть многочисленные доказательства)

У меня к "местечковости", совсем другое отношение. Как Вы правильно догадались, прежде всего, потому что я и сам - местечковый, т.к. Одесса это в глазах моих столичных оппонентов, разумеется "местечко".
Однако, отбросим иронию:

Местечковая культура, иными словами, культура евреев, говорящих на языке идиш, это, разумеется, мощная и самостоятельная культура целого народа, жившего почти тысячу лет не территории Восточной Европы, ничуть не лучше, но и ни чуть не хуже культур других народов.
По причинам социально-политическим, а не из-за своей какой-то особой ущербности, культура эта не развилась и сейчас поддерживается только на уровне этническом, за счет грантов и исследований в университетах. Собственно, она осталась в университетах, (американских и израильских) потому что шесть миллионов носителей языка этой культуры были уничтожены, потому что государство евреев выбрало Иврит, а не потому что сказки, песни или легенды на Идише были чем-то хуже, чем русские или ирландские народные сказки или саги, а русские или ирландские народные песни, намного музыкальнее и поэтичнее, чем, соответственно, песни местечек.
Идиш, язык местечковой культуры, успел дать миру несколько пистелей мирового уровня, прежде чем стать мертвым языком университетских исследований. Один из них, как вы знаете, получил Нобелевскую премию, хоть мне не очень нравится именно Исаак Башевис Зингер.

Местечковая музыкальная культура, это почти все советсие песни, песни которые мы все, (я так надеюсь), очень любим и продолжаем петь по поводу и без повода.
90 процентов композиторов - песенников в СССР были евреями и они в своих мелодиях конечно воспроизводили то, что слышал в детстве и юности, разумеется дополняя еврейские мелодии мелодиями в основном украинскими, в меньшей степени - русскими. Это и Дунаевский, и братья Покрасс и Блантер с его Катюшей и многие-многие другие.
Великий венгерский композитор, Имре Кальман, соединил в своих опереттах венгерскую и местечковую музыкальную культуру.
Его чардаши звучат и как еврейские и как венгерские мелодии.
В свою очередь еврейские песни на идиш имеют структуру чардаша, я об этом писал здесь:
http://dandorfman.livejournal.com/61700.html




Те, кто с пренебрежением пишут о местечковости, если это евреи или полуевреи, для меня так же презираемы, как и русские, которые с пренебрежением пишут о народной русской культуре, как о деревенской и лапотной. Эти русские, разумеется - русофобы.

Впрочем, явление это интернациональное, в Америке на побережьях городские интеллектуалы с пренебрежением относятся к музыке Кантри, в то время, как Кантри, это и есть главная часть песни белых американцев, потому что к песням черных американцев к тому, что обобщенно называется блюзом, эти же интеллектуалы относятся с большим уважением, они ведь не расисты.
Лично я уже не успею стать американцем по менталитету, я как говорил о себе Вождь Народов, "человек русской культуры", несмотря на свои еврейские корни, но зато Кантри я в отличие от обитателей Гринич-Вилледж и Голливуда, успел полюбить и слушаю его с удовольствием.

Почему я так много говорю о пренебрежении к "местечковости" у российских властителей дум? Потому что вся эмигрантская часть русской культуры им кажется местечковой. И все эмигранты - выходцами из местечек. Это происходит и с бывшими москвичами и питерцами в их глазах. В Москве был настоящим интеллигентом и даже писал неплохо, но как только поселился в Нью-Йорке или Иерусалиме, все, ты уже и местечковый и графоман.
А теперь сделаю вывод, который многим не понравится.
Почти все, если не все из тех, о ком я писал, заядлые оппозиционеры, они не на жизнь, а на кошелек, борются с Кровавым Режимом.
Большинство жителей России не на их стороне, может им и не нравится Кровавый Режим, но такая оппозиция этому режиму им еще больше не нравится.
И у меня закрадывается подозрение:
Может и не так уж неправы те в России, кто презирает подобную оппозицию?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments